80 лет Егору Даниловичу Резникову

   
Дорогие друзья!

13 мая 2018 г. исполнилось 80 лет Егору Даниловичу Резникову!

Сердечно поздравляем мастера пения и учителя!


Reznikoff

    "Школа хваления"
    (ученики Е.Д.Резникова, мастер-класс Московской консерватории)
    Продолжает занятия (повтор начального курса, разучивание репертуара)
    Подробности - через личку

Мастер-классы 4 - 9 апреля 2011 г.
Мастер-классы «Аутентичное пение в чистом строе на материале раннехристианских
антифонов и древнерусских песнопений»
профессора Парижского университета Егора Резникова.
Начало в 16.00 ежедневно в Конференц-зале Консерватории.


Мастер-классы 4 - 9 октября 2010 г.
Мастер-классы «Пение в чистом строе и воспитание аутентичного слуха на материале раннехристианских антифонов и древнерусских песнопений» профессора Парижского университета Егора Резникова
Начало в 16.00 ежедневно. Первый сбор участников 4 октября в фойе Рахманиновского зала Московской Консерватории.


Collapse )

Iégor Reznikoff - Offertoire: v1 Stetit angelus - v2 Factum est silentium - v3 In conspectu angeloru.



Iegor Reznikoff и Dominique Petot-Leconte в Basilica Superiore di San Francesco.



Ссылки на основные материалы о Е.Д. Резникове на русском см. в первом комментарии.

Метка Библиотека


Библиотека – выложенные или собранные здесь более или менее обширные подборки разных авторов, книжки и пр. (см. также эл. публикации отдельных стихов по меткам «Календарь поэзии» и «Книги»)


В Библиотеке:

Минуя внуков:


Цикл псалмов «Алфавит» архимандрита Германа (+1682).

Вениамин Бабаджан. Книги «Кавалерийские победы» (1917 [1916]), «Всадник» (1917), «Зоя» (1919).

Паллада Богданово-Бельская. Книга стихов «Амулеты» часть 1 и часть 2.

Татьяна Ефименко. Стихи и материалы: 1. Книга «Жадное сердце», 2. Из разных публикаций.

Михаил Казмичёв. Стихи: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4.

Русские стихи Болеслава Лесьмяна часть 1, часть 2, часть 3.

Владимир Маккавейский. Собрание стихотворений: часть 1 («Стилос Александрии»), часть 2 (стихи из цикла «Русская Вандея»), часть 3 (ранние публикации), часть 4 («Жизнь Марии» Р. М. Рильке), часть 5 (переводы из Жана Мореаса), приложение (стихи Николая Маккавейского).

Николай Маккавейский. Стихи из сборника "Гермес".

Георгий Маслов. Собрание стихотворений: часть 1 (поэма «Аврора»), часть 2 (стихи из ГМ), часть 3 (стихи из БЛ), часть 4 (стихи из Ир), часть 5 (из разных публикаций) и часть 6 (комедия «Дон Жуан»).

Анастасия Мирович. Стихи, проза, материалы: часть 1 (стихи и проза), часть 2 (воспоминания сестры), часть 3 (воспоминания сестры), часть 4 (воспоминания сестры).

Варвара Монина. Книга «Сверчок и месяц» (1926).

Тэа Эс. Стихи и материалы: часть 1 и часть 2.

Александр Чижевский. Стихи.

Гуго Гроций. Стихи.


Роберт Пенн Уоррен. Стихи.


Хосе Сантос Чокано, Стихи.


Чарлз Олсон. Письмо Меллвилу.

Гвендолин Брукс. Едоки бобов.

Жан Мореас. Стихи.

Уильям Стаффорд
. Стихи.


Мимо текущее:


Татьяна Нешумова. Из книги «Счастливая твоя внука».

Екатерина Решетникова.  Из книги «Замок».

Сергей Слепухин.
«Абердин».

Марина Чешева. «пусть мертвые играют в домино...»

и др.

О зверушки


ЧАЙКА И КУКУШКА
         Басня

Звала кукушка чайку
зайти попить чайку.
А та, садяся в «чайку»:
– Чайку? Ты, чай, ку-
            ку?

2018 – 19.04.2021

Чтобы не забыть. Ещё две грустные собачки


      Чтобы не забыть, присоединяю к ранее отловленным ещё двух грустных собачек. Одна тоже эмигрантская, но не из Европы, а из Китая, а вторая из снегов Сибири. И надо честно подчеркнуть, пьеса Петра Драверта своим масштабом и эпической мощью ничуть не уступает классическим монументальным полотнам Элизабет Браунинг и Редьярда Киплинга.

Нина Ильнек

О МОЕЙ СОБАКЕ

Пчелы снежные жалят лицо –
разлетевшийся по ветру улей.
Разукрасили наше крыльцо
леденцы остеклевших сосулек.

В небе, взлетом означив дугу,
ворон плещется черною тряпкой.
Застудил на холодном снегу
ты мохнатую рыжую лапку;

звонко лаешь на мерзлом мостке,
роешь вспухший сугроб на пригорке,
на собачьем своем языке
выражая наивно восторги.

А потом, возвратившись домой,
перед жарко затопленной печью
я забуду тебя за тоской
и печалью моей человечьей!

Лишь когда отуманит зола
уголь, тлеющий пепельным мохом,
ты встревожишь меня из угла
деликатным задумчивым вздохом.

Там, свернувшись мохнатым клубком,
ты за мною следишь неустанно,
как грущу над последним письмом,
для тебя непонятным и странным.

<до 1931>


Пётр Драверт

МОЕЙ СОБАКѣ

Моя дорогая собака, моя Намана дорогая,
Тебѣ посвящаю я пѣсню, унылую пѣсню тоски,
И пусть по воздушнымъ пространствамъ несется она, убѣгая
Въ страну, орошенную Леной, на берегъ великой рѣки.

Я здѣсь, разлученный съ тобою, хожу одинокій на волѣ,
Но воли не вижу и чахну подъ кровлей желѣзныхъ листовъ,
И мнѣ вспоминается поле, якутское дикое поле,
Гдѣ рыскали въ бѣгѣ безпечномъ мы въ заросляхъ травъ и цвѣтовъ.

Предъ взоромъ проносится лѣто – и въ горныхъ ущельяхъ скитанье,
Извивы ключей минеральныхъ и мощныя залежи рудъ;
Осенняя наша охота – и въ дебряхъ лѣсистыхъ блужденье,
Гдѣ носятся духи-абасы и дикіе звѣри ревутъ.

Я помню такъ ярко, такъ живо твою по дорогѣ охрану,
Твое благородное сердце, отзывчивость нѣжной души,
Когда, далеко отъ жилища, мою зализала ты рану
И зорко меня сторожила въ безлюдной таёжной глуши.

Я помню безсонныя ночи, когда исхудалое тѣло
Дрожало въ холодной лачугѣ, гдѣ не было искры огня,
Ты съ лаской въ глазахъ подходила и теплымъ дыханіемъ грѣла
Озябшія блѣдныя руки, собой закрывая меня...

Теперь, въ отдаленьи жестокомъ, ты помнишь-ли стараго друга,
Принявшаго вмѣстѣ съ тобою судьбы перемѣнной дары,
Дѣлившаго братски и горе, и часъ золотого досуга
И жесткое хвойное ложе подъ сѣнью древесной коры?..

Ты помнишь-ли путь до Олёкмы отъ водъ Кемпендяя соленыхъ
Въ безснѣжную зимнюю пору, губившую нашихъ коней,
Сверканіе звѣздъ полуночныхъ и льдовъ синевато-зеленыхъ
Нависшія дикія глыбы среди оголенныхъ камней?

Озёръ закрѣпленныя воды, безмѣрную ширь бадарана,
Пахучій, печальный багульникъ, березъ низкорослыхъ кусты
И ржанье коней утомленныхъ, и радостный шумъ каравана
При видѣ искристаго дыма трубы одинокой юрты?..

Ты помнишь-ли рыжія сосны, мохнатыя черныя ели
И лиственницъ стройныхъ колонны въ величьи могучей красы,
Лѣсныя змѣистыя троны, куда не доходятъ метели,
Медвѣдемъ разрытую почву и слѣдъ осторожной лисы?

Стада тонконогихъ оленей, сохатаго скорбныя очи,
Крикъ филина вечеромъ темнымъ, тяжелый полётъ глухаря;
Зловѣщія лунныя тѣни, и странные шорохи ночи
И гребень туманной вершины, гдѣ утромъ вставала заря!..

Моя бѣлоснѣжная лайка, моя Намана дорогая,
Я вѣрю, – мы встрѣтимся снова въ далекомъ якутскомъ краю,
Узнаешь ты стараго друга и, радостно воя и лая,
Въ стремительномъ, бурномъ восторгѣ на шею метнешься мою.

Томскъ.

<до 1911>

(no subject)


      
      ВРИЛИБР

      На русском языке
      верлибр невозможен,
      абсурден.

      Корень «вер» взывает о вере.
      Но как можно верить прозе,
      которая прикидывается стихом?

      Верлибр всё врёт.
      Ври честно,
      врилибр!


      2010-20.03.2021

Шелкопряд Михаила Малишевского. Попытка понимания

      Чтобы не забыть, дополняю разбор метрики стихотворения «Сверх кожуры души моей бескрылой» М. Малишевского (см. здесь) своими попутными попытками разобраться в том, что же за шелкопряд зашевелился в душе его лирического героя.
* * *

1   Сверх кожуры души моей бескрылой
2   Кто обволок крепкой паутиной
3   Меня, как куколку тутового червя?
4   Я шевелюсь увитый и унылый
5   И пусть во мне наливается шелкопряд,
6   Все ж бытия не ощущаю я:
7   Оно скрыто под роговой личиной,
8   Запутано в многокольчатый пряд.

9   В приятный час маленьких рождений
10  Во всем лесу нежных шелкопрядов
11  Мой кокон закрепнет тверд и сух.
12  А к осени, из треснувших плетений,
13  Иссохшей влаги хрупкий саркофаг -
14  Пустая кукла, упадет на лопух.
15  Лопух - в снегу маяк пронзительных отрядов
16  Щеглят, синиц и прочих пролетяг.

      (1-3) «(1) Сверх кожуры души моей бескрылой (2) Кто обволок крепкой паутиной (3) Меня, как куколку тутового червя?» Душа лирического героя (далее – ЛГ) бескрыла и покрыта кожурой. В какой-то момент ЛГ обнаруживает, что сверх (далее придётся разобрать, означает ли этот предлог «поверх» или «помимо», «кроме») кожуры он оказался опутан ещё и некой паутиной, подобно той, какой бывает опутан тутовый червь, и задается вопросом, кто его опутал? Это странно, неужели ЛГ не заметил, кто? Ответ на этот вопрос буден найден в конце разбора.Collapse )

«Дичайшие размеры» Михаила Малишевского


      О метре и ритме некоторых своих творений Михаил Малишевский не без вызова писал так:

      Зачем стихи, в дичайшие размеры
      Перегоняя через жолчь и душу,
      Под звуков скрип, разрозненный сверх меры,
      Как музыку тебе преподношу? («Читатель! Я к тебе с нормальным ямбом…»)
      
      Вероятно, к их числу принадлежит и стихотворение «Сверх кожуры души моей бескрылой» (которое привёл в своём анонсе долгожданной книги уважаемый lucas_v_leyden). Признаюсь, внятно его прочитать, то есть так, чтобы расслышать упомянутую автором музыку (или, точнее, эти «дичайшие звуки» услышать как «музыку»), у меня получилось не с первой попытки. Ну а чтобы подробнее разглядеть, что за шестерёнки производят в нём этот «звуков скрип, разрозненный сверх меры», я и затеял сей небольшой разбор.


* * *

Сверх кожуры души моей бескрылой
Кто обволок крепкой паутиной
Меня, как куколку тутового червя?
Я шевелюсь увитый и унылый
И пусть во мне наливается шелкопряд,
Все ж бытия не ощущаю я:
Оно скрыто под роговой личиной,
Запутано в многокольчатый пряд.

В приятный час маленьких рождений
Во всем лесу нежных шелкопрядов
Мой кокон закрепнет тверд и сух.
А к осени, из треснувших плетений,
Иссохшей влаги хрупкий саркофаг -
Пустая кукла, упадет на лопух.
Лопух - в снегу маяк пронзительных отрядов
Щеглят, синиц и прочих пролетяг.



U U U — U — U — U — U
— U U — — U U U — U
U — U — U U — U U U U —
U U U — U — U U U — U
U — U — U U — U U U U —
U U U — U U U — U —
U — — U U U U — U — U
U — U U U U — U U —

U — U — — U U U — U
U — U — — U U U — U
U — U U — U — U —
U — U U U — U U U — U
U — U — U — U U U —
U — U — U U U — U U —
U — U — U — U — U U U — U
U — U — U — U U U —


      Итак, перед нами две восьмистишные строфы с одинаковой схемой рифмовки: АБсАдсБд.
      Из приведенной справа схемы видно, что метр стихотворения представляет собой 4-х иктный тактовик, поскольку интервалы с тремя безударными слогами (что характеризует тактовик), а также четырьмя встречаются в большинстве строк, кроме самой короткой 11-й, в которой безударных слогов не больше двух, что соответствует дольнику.Collapse )

Пополнение собрания Тэи Эс


      В собрание Тэи Эс (его теперь пришлось разделить на Часть 1 и Часть 2) добавлены числившиеся в дезидератах стихотворение «У пристани» и два перевода из Леопарди, а также автобиобиблиографическая заметка, переписка с Б. Садовским, два стихотворения Б. Садовского, отрывки из дневника В. Марковой и др.; источником большинства дополнений послужила вышедшая недавно замечательная статья: Нехотин В. В. Тэа Эс (Н. Н. Соколова, 1888–1968). Материалы к биобиблиографии.