80 лет Егору Даниловичу Резникову

   
Дорогие друзья!

13 мая 2018 г. исполнилось 80 лет Егору Даниловичу Резникову!

Сердечно поздравляем мастера пения и учителя!


Reznikoff

    "Школа хваления"
    (ученики Е.Д.Резникова, мастер-класс Московской консерватории)
    Продолжает занятия (повтор начального курса, разучивание репертуара)
    Подробности - через личку

Мастер-классы 4 - 9 апреля 2011 г.
Мастер-классы «Аутентичное пение в чистом строе на материале раннехристианских
антифонов и древнерусских песнопений»
профессора Парижского университета Егора Резникова.
Начало в 16.00 ежедневно в Конференц-зале Консерватории.


Мастер-классы 4 - 9 октября 2010 г.
Мастер-классы «Пение в чистом строе и воспитание аутентичного слуха на материале раннехристианских антифонов и древнерусских песнопений» профессора Парижского университета Егора Резникова
Начало в 16.00 ежедневно. Первый сбор участников 4 октября в фойе Рахманиновского зала Московской Консерватории.


Collapse )

Iégor Reznikoff - Offertoire: v1 Stetit angelus - v2 Factum est silentium - v3 In conspectu angeloru.



Iegor Reznikoff и Dominique Petot-Leconte в Basilica Superiore di San Francesco.



Ссылки на основные материалы о Е.Д. Резникове на русском см. в первом комментарии.

Метка Библиотека


Библиотека – выложенные или собранные здесь более или менее обширные подборки разных авторов, книжки и пр. (см. также эл. публикации отдельных стихов по меткам «Календарь поэзии» и «Книги»)


В Библиотеке:

Минуя внуков:


Цикл псалмов «Алфавит» архимандрита Германа (+1682)

Вениамин Бабаджан. Книги «Кавалерийские победы» (1917 [1916]), «Всадник» (1917), «Зоя» (1919)

Паллада Богданово-Бельская. Книга стихов «Амулеты» часть 1 и часть 2

Татьяна Ефименко. Стихи и материалы: 1. Книга «Жадное сердце», 2. Из разных публикаций

Михаил Казмичёв. Стихи: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4

Русские стихи Болеслава Лесьмяна часть 1, часть 2, часть 3

Владимир Маккавейский. Собрание стихотворений: часть 1 («Стилос Александрии»), часть 2 (стихи из цикла «Русская Вандея»), часть 3 (ранние публикации), часть 4 («Жизнь Марии» Р. М. Рильке), часть 5 (переводы из Жана Мореаса), приложение (стихи Николая Маккавейского).

Николай Маккавейский. Стихи из сборника "Гермес".

Георгий Маслов. Собрание стихотворений: часть 1 (поэма «Аврора»), часть 2 (стихи из ГМ), часть 3 (стихи из БЛ), часть 4 (стихи из Ир), часть 5 (из разных публикаций) и часть 6 (комедия «Дон Жуан»).

Варвара Монина. Книга «Сверчок и месяц» (1926)

Александр Чижевский. Стихи

Гуго Гроций. Стихи


Роберт Пенн Уоррен. Стихи


Хосе Сантос Чокано, Стихи


Чарлз Олсон. Письмо Меллвилу.

Гвендолин Брукс. Едоки бобов.

Жан Мореас. Стихи.

Уильям Стаффорд
. Стихи


Мимо текущее:


Татьяна Нешумова. Из книги «Счастливая твоя внука»

Екатерина Решетникова.  Из книги «Замок»

Сергей Слепухин.
«Абердин»

Марина Чешева. «пусть мертвые играют в домино...»

и др.

Собачка Роберта Фроста


      Продолжаем тему собачек.
      
      
      СРОК ЖИЗНИ
      Из Роберта Фроста
      
      Пёс старый гавкает, хоть и лежит пластом;
      И вспомнил я, каким он был щенком.
      
      22.10.20
      
Collapse )

По дороге в...


      
      ...И МУРАВЕЙ

      Моё лицо переползает стрекоза,
      я призакрыл от изумления глаза...

         А было так: лежал я на спине
         и изнутри себя глядел вовне.

         Там было лето, солнце, синева,
         вокруг стояла, как стена, трава.

         Я думал о движении планет,
         мне смысла жизни грезился секрет...

      Вдруг тень, и трепетанье крыл, и цап-царап
      лицо щекочущих, цепляющихся лап.

      21.10.20

«Был очень противен», или Крученых-плагиатор


      Чтобы не забыть. Решил собрать в одном месте известные мне сведения о Кручёных-плагиаторе (литературоведы интеллигентно и это называют «соавторством», но я не об обычном соавторстве, примеры которого у Кручёных хорошо известны).
      В только что вышедшей отличной статье многоуважаемого В.В.Нехотина «Я-он, установленное лицо. К биографии Клавдии Якобсон» наткнулся на следующий эпизод.
       «Между тем речь идет о Клавдии Николаевне Якобсон (1898, Канск Енисейской губ.2 — ?), старшей сестре известной книжной художницы Александры Якобсон (1903 — 1966),3 4 участнице нескольких литературных групп (иркутской «Барки поэтов», петроградской Северной группы биокосмистов-имморталистов, московского ЛЕФа), а в середине 1920-х — литературного секретаря Кручёных и, как некоторые полагали, соавтора нескольких его работ, ср.:
      Во время революции Кручёных продолжал издавать свои книги, но заряд был не тот. Почему-то он ополчился на Есенина и выпустил множество книжек против этого писателя, тогда уже мертвого. Мне показалось, что <эти> книги были написаны какою-то гимназисткою. Зная, что от Кручёных можно ожидать всего, я как-то спросил его в упор: сам ли он написал книги о Есенине? И Кручёных мне ответил, что там многое идет от его секретаря. ((4) А. Шемшурин, «Слишком земной человек», Алексей Кручёных в свидетельствах современников. Сост., вступ. ст„ подг. текста и комм. С.М. Сухопарова (München: Verlag Otto Sagner, 1994), стр. 63.)
      Хотя в черновых материалах к «есениане» Кручёных действительно заметно участие нескольких человек (5), единственный в его изданиях текст за подписью «К. Якобсон» — это датированный «Москва. 1924 г.» критический отклик на статью В.Я. Брюсова «Среди стихов», (6) озаглавленный «Десять возражений»; (7) С.М. Сухопаров по никак не раскрываемым основаниям приписывает (8) ей же (9) еще и «Декларацию №6 о сегодняшних искусствах (Тезисы)» (10) за подписью Кручёных». (В.В. Нехотин. Я-он, установленное лицо. К биографии Клавдии Якобсон // Stanford Slavic Studies. Vol. 50/ 2020. Стр. 504-505.)
      В сноске (5) читаем: «См.: РГАЛИ. Ф. 1334. Оп. 1. Ед.хр. 28 («Проделки есенистов», «Псевдокрестьянская поэзия (Есенин и его евангелисты)», «Точки над упраздненным і» <и другие> статьи о С.А. Есенине, 1925-1926). 96 листов машинописи с правками и рукописными вставками Кручёных, часть текста рукой неустановленного лица. На черновике «Почему любят Есенина?» помета рукою Кручёных: « 1-я редакция (моя)» (Та же, стр. 504.)

      Отмечу, хотя утверждение о том, что Сухопаров приписывает Якобсон «Декларацию №6», вполне справедливо, поскольку, пересказывая эту декларацию в своей книге о Кручёных, он действительно почему-то указывает в сноске К. Якобсон как автора («Якобсон К., в кн. Кручёных А. Разбойник Ванька-Каин и Сонька-Маникюрщица. М„ 1926, с. 29-30»), но, мне думается, что у Сухопарова тут просто описка. Из текста ясно, что он говорит в этом месте о позиции самого Кручёных («В одной из самых ярких его ”деклараций” тех лет»), а о Якобсон он писал двумя страницами раньше, вот и «скопипастил» по инерции.

      Однако есть ещё одно очень важное свидетельство о том, что Кручёных публиковал под своей фамилией чужие произведения, в том числе упомянутые тексты о Есенине. Читая статью В. Нехотина, я вспомнил опубликованный тридцать лет назад и сильно поразивший меня тогда фрагмент воспоминаний Т. Вечорки, где она говорит об одном из визитов к ней Кручёных. Сцена столь «противная», что сами собой приходят в голову некоторые нехорошие вопросы. Вот он «опять» (то есть не в первый раз) пришел к Вечорке «еще» и «еще» переделывать стихи. А те черновые заготовки, что он принес – он их сам написал? Или сначала заказал кому-то – не понравилось – и пошел к Вечорке доделывать? Вообще, многое ли из того, что опубликовано под именем Кручёных, написано им самим? Хватило ли у него своего ума придумать «заумь», или тоже нанял по сходной цене какую-нибудь голодную нищую «гимназистку» (читай «литературную негритянку»)? Если так, получился бы идеальный образец «культуртрегера».

       «На днях приходил Круч<еных>, просил опять поправить его стихи к Ирине-Ириде. Переделал, был доволен, еще, еще, надоел. Дошел до стих<отворения> «болезнь» – там прослабленное окно и глаза, как помойные ведра.
      – Вонючие стихи вы пишете, ассенизационного обоза не хватает.
      – Подождите. Я согласен, не помойное, а мусорное ведро.
      – Пишите. Глаза – как мусорное ведро, а праздники, как ассенизационный, нет, сенсационный обоз – по звукам то же.
      Он был в восторге. – Декламировал их, повторяя эти слова сквозь зубы. Был очень противен.
      Вспоминал, что ему написала книжки: Заумный язык, Язык Л<енина>, и еще 2 какие-то, уже забыла – он мне за это заплатил около 100 р., мне в то время деньги были до зарезу. Потом Никольская ему писала про Есенина» (дневник Т. Толстой-Вечорки, запись от 25 мая [1930 г.], Архив Л. Б. Либединской. Цит. по Л. Ф. Кацис. Поэт-ассенизатор у Маяковского и вокруг. Из истории образа. // Даугава 1990 №10, стр. 104.).

      Т. Вечорка имеет в виду стихотворение А. Кручёных из сборника «Ирониада» (цикл «Эскизы портрета Ирины»):

      IV
      У тебя не улыбка, а смех –
      снежнейший ряд зубов.
      Глаза – вертящиеся нервы,
      солнце под пароходной волной.
      А твой характер?
      – Зачем нам ездить в Африку! –
      пружинится, очаровательный!
      Как тяжко
                    после тебя встречаться
      с людьми,
                    у которых не лица,
                    и не трактор,
                    а пасмурное
                                        мусорное ведро.
      Их торжество –
                    сенсационный обоз!..

     P.S. Полагаю, что дневники Вечорки, если будут полностью опубликованы, могут открыть ещё много интересного.


Собачка Огдена Нэша


      Недавний мой пост о собаках-эмигрантах навёл меня на мысль вспомнить и о собаках-антиподах, вот одна из них.


      СОБАКА
      Из Огдена Нэша

      Нет, я не подгоняю смысл эдак иль так,
      заявив – любовь переполняет собак.
      И я выяснил, тест проведя после ливня,
      что намокшая псина всех любвеобливней.

      07.10.20

Collapse )

Чтобы не забыть. Три грустные собачки эмигрантской Музы


      Возможность составлять обширные тематические антологии – несомненный признак развитой литературы. И, можно сказать, что, довольно долго находясь в категории «догоняющих», русская поэзия к середине 20-го века достигла «антологического» уровня, причём не только по количеству материала, но и по довольно приличному качеству большинства текстов. Сам я «собачек» не собираю (к слову, по моим ощущениям стихов о собачках больше, чем о котиках), но, когда на днях, бродя по Интернету, наткнулся сразу на три любопытных «собачьих» текста малоизвестных эмигрантских поэтов, решил, чтобы не забыть, их здесь выложить. Что странно, А. Май в источнике почему-то считают мужчиной («поэт, участник альманахов Антология русской поэзии в Польше»), хотя многочисленные глагольные фиминитивы в приводимых стихах (непонятно, читали ли их публикаторы) наводят на мысль об ином. Опять же к одному из стихотворений Константина Оленина (весьма симпатичному) находим посвящение «Анне Май» – сомнительно, чтобы в поэтических Сарнах начала века оказалось два А. Мая разного пола. Из содержания же «собачьих» стихов Оленина и Май, хотя они и опубликованы с разницей в 10 лет, можно предположить, что их авторы по очереди делили свое одиночество с одним и тем же «четвероногим другом», или, по крайней мере, знали эти стихи друг друга. О Май на скорую руку мне практически ничего найти не удалось, кроме того, что её нет даже в фундаментальных антологиях Кудрявцева, но обнаруженная по ходу поиска автобиография Оленина некоторые мои лучшие подозрения подтвердила: «В конце 1935 г. я вышел по болезни в отставку (начальнич<ескую> эмеритуру 14) и с тех пор получаю скромную эмеритуру, живу с женою (урожд<енная> Анна Май) в Сарнах, где в свое время исполнял обяз<анности> Суд<ебного> Следова<ателя> и Судьи». Так что нашлась и 1002-я поэтесса Серебряного века, ничуть не хуже прочих.
      Прилагаю помянутое Оленинское посвящение Анне Май и, до кучи, его же ещё более замечательное посвящение А. Кондратьеву – сонет «Чур», написанный в стиле и в продолжение «Славянских богов».


      1. Василий Гадалин


      СОН И ЯВЬ
      
      Снился мне сон: молодая головка
      Девушки милой склонилась ко мне;
      Сладкия речи воркует плутовка,
      Пухлыя щечки горят, как в огне...

      Шелк золотистый косы непокорной
      Грудь мою мягко волною покрыл...
      Вдруг поцелуй мимолетный, задорный
      Словно ожег меня и... разбудил.

      Дева исчезла! Гляжу – у кровати
      Воет лягавый мой пес...
      Ну, мой приятель, совсем ты не кстати
      Вздумал лизнуть меня в нос.

      <1920-е – 30-е>


      2. Анна Май


      ОДИНОЧЕСТВО

      Только ты, мой друг четвероногий,
      Подсмотрел, подслушал сердца грусть,
      И души взволнованной тревоги,
      Ты мой чуткий, знаешь наизусть.

      Грусть моя сокрыта пред толпою,
      И молчит и дремлет в шуме дня.
      Я приду делить ее с тобою
      В вечер зимний, долгий, у огня.

      И в моей печали безпросветной,
      Как туманной ночью маяки,
      Загорятся ласкою ответной
      Верных глаз собачьих огоньки.

      1928.XII.


      3. Константин Оленин


      ЧЕТВЕРОНОГОМУ ДРУГУ

      Когда мой маленький, четвероногий друг,
      С хвостом отзывчивым и глянцевитой шерстью,
      Ты надоедливых небрежно ловишь мух,
      Иль настороженно глядишь мне прямо в сердце,

      Я право думаю, что наш совместный путь,
      Порою бархатный, но и колючий часто,
      Тебе понятнее, чем даже мне чуть-чуть
      Что-ж ты безмолвствуешь, философ с красной пастью?

      Но все-же, маленький, когда мне лета жаль,
      А солнце осени склоняется на запад,
      Прильни к ногам моим, как бабушкина шаль, -
      Подай мне теплую, застенчивую лапу.

      И, если тайное отгадано чутьем,
      И ты, безмолвствуя, не презираешь жизни,
      Поведай правду мне глазами и хвостом…
      Чихни уверенно, иль добродушно визгни.

      <до 1939>


      ПРИЛОЖЕНИЕ


      Константин Оленин


      В ЛУЧАХ

                                    Анне Май

      Сегодня на самом глухом перекрестке
      Предместья, – рождественский, солнечный день.
      Сегодня и грустную ветку задень.
      Мелькают особенно яркия блестки,

      Лучи преломляя… Нет, это не снег…
      То нимб окружающий нашу планету.
      Я верю… и Ты не грусти и не сетуй –
      Не верить лучам ослепительным – грех!


      ЧУР

                                          Посвящается певцу
                                          «Славянских богов»
                                          А. А. Кондратьеву.


      Дух предков (добрый чур) Твой охраняет дом
      От хищнаго врага, от всякаго изъяна
      То в виде крысы он, то в виде таракана
      Сидит под печкою, но видит все кругом.
      Он смотрит с завистью, как Ты, скрипя пером,
      В ночи касаешься забытых струн Баяна;
      Осколки странные, найдя среди бурьяна,
      Им возвращаешь жизнь искусством и трудом.
      Блажен, кто чувствует, как величав Перун;
      Блажен, кто чувствует очарованье струн,
      Дыханья древности и жажды человечьей.
      Дух предка Твоего (забытый витязь) юн…
      Пусть стану чуром я – в пыли увековечусь…
      Благослови Дажбог таинственную нечисть.

      27. II. 1938

Чтобы не забыть: ключи к центону «И точка»


      Чтобы не забыть, выписываю все ключи к центону «И точка». Думаю, большинство цитат для читателей этого журнала и так достаточно очевидны, в наибольшей степени в пояснении нуждаются вторые строки. Собственно, у многоуважаемого raf_sh, на чьё стихотворение написан мой «ответ» и чьи «правила игры» он наследовал, эти строки не были, если не ошибаюсь, центонными, но я решил усложнить себе задачу и найти некую опору в классических (и не только) текстах и для них. Но в силу правила рифмовки на «-очка – точка», которое сильно ограничивало подбор цитат, они часто или не включают последние слово, или допускают его синонимичную замену и пр. и др. Впрочем, так или иначе, удалось сделать «цитатными» все 24 строчки. Наименее опознаваемые, фрагментарные цитаты (тут уже, скорее, аллюзии) я снабжаю пометой «Ср.».

Collapse )

Одарченко & Ходасевич & Георгий Иванов и др.



      Одарченко Ю.П. Стихотворения. / Составление, биографический очерк и комментарии Владимир Орлов; автор статьи Андрей Устинов. (Культурный слой). М.: Виртуальная галерея, 2020г. 288 с.

      В качестве заставки перепечатываю одно из впервые публикуемых в книге стихотворений Одарченко (а таких там немало) – неведомый шедевр уровня «Денька».


      * * *

      Я хочу писать по-детски
      На невинный лад:
      Золотой орешек грецкий
      С ёлки мне дарят.

      Ах, на что похож орешек?
      Ну-ка посмотри!
      На мою головку с плешью.
      Что-то там внутри?

      Скорлупа с орешка снята,
      В ней мои мозги,
      Сверху черная заплата –
      Не видать ни зги.

      Но мозги как будто дышат –
      В них живёт червяк.
      Все, кто эти строки слышат,
      Скажут: ах, бедняк!

      Вот так-так, вот так-так,
      У него в мозгу червяк!

      Чтобы не забыть, решил собрать здесь некоторые не отмеченные исследователями скрытые цитаты в стихах Одарченко, которые заметил или вспомнил, пока читал его новую книжку. Но сначала сколько-то букв о самом издании. Collapse )