?

Log in

No account? Create an account
Георгий Маслов. Собрание стихотворений. Часть 2. Из книги «Георгий Маслов» - reweiv
Ноябрь 22, 2010
02:15 am

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Next Entry
Георгий Маслов. Собрание стихотворений. Часть 2. Из книги «Георгий Маслов»

См. также Г. Маслов. Собрание стихотворений часть 1 (поэма «Аврора», из ГМ), часть 3 (стихи из антологии «Белая лира»), часть 4 (стихи из альманаха «Иртыш»), часть 5 (из разных публикаций) и часть 6 (комедия «Дон Жуан»).


На днях уважаемый
q_iber напомнил мне о моем давнем обещании выложить в сети книжку «Георгий Маслов» (далее ГМ) из серии «Поэты свинцового века» (замечу для интересующихся, что в той же серии из поэтов первой половины ХХ в. выходили также А. Тиняков, М. Шкапская и А. Баркова). Насколько помню, в тот раз я не стал этого делать, поскольку значительная часть этой книги была уже выложена в публикациях журнала ДиН. Но сейчас, как я с сожалением обнаружил, сайт ДиН не открывается (две публикации в ДиН мне удалось все же найти в сохраненных копиях Гугла и я их перепечатал в комментариях).
Как выяснилось, некоторые из приведенных в ГМ текстов отличаются от частично пересекающейся с книгой подборки из сборника «Белая лира», видимо, публикаторы (к сожалению, в ГМ он не назван) пользовались разными рукописями.
Дабы не вносить в сложившуюся путаницу еще большей (и памятуя о столь убедительных заветах М.И.Ш.), я решил ничего не выбирать, а перепечатать  полностью обе подборки. В квадратных скобках указаны номера страниц.


Георгий Маслов. Серия «Поэты свинцового века». Выпуск второй. Красноярск. «День и ночь». ИПК «Платина». 1998. 56 с.
     

     ЯМБУ

     О мой ямб, звонконогий мой конь,
     Непокорный рабам Буцефал,
     Я смогу укротить твой огонь –
     Я свободным и дерзостным стал!

     Вдохновенно Пушкина нес
     Ты по темени девственных скал
     И, в венках из вакхических роз,
     Под Языковым буйным дрожал,

     Но, не согнутый вихрями лет,
     Так же ты непреклонен и горд –
     Был не раз беззаботный поэт
     Под твоими ногами простёрт...

     Но прими от меня дифирамб,
     Кто б из нас побежденным ни стал,
     О мой конь, звонконогий мой ямб,
     Непокорный рабам Буцефал!
[11]

     * * *

     Вот промелькнула ночь бессонная.
     Глядится день в просторы штор,
     И вы уходите смущенная,
     Стыдливо уклоняя взор.

     Как будто днем опять поставлена
     Меж нами темная черта,
     И все, что ночью было явлено,
     Все снова призрак и мечта.

     И вы уж никогда не вспомните,
     В туман предутренний уйдя,
     Бессонной ночи в этой комнате
     Под пенье летнего дождя.


      * * *

      Не нам весеннее безумье
      И трепетный поток стихов,
      Нам жребий – горькое раздумье
      И нищенская скупость слов.

      Намёков еле зримой тканью
      Скрыв мысли тайные свои,
      Нас Баратынский вёл к молчанью
      И Тютчев говорил: "таи".
[12]
      И пусть из радостного плена,
      Из недр божественного сна
      Слова стекают словно пена
      С бокала полного вина.


      СИРИНГА

      Полная смущенья и тревоги,
      Ты убегала в темный лог.
      Но распаленный, быстроногий,
      Не отставал дубравный бог.

      Ты спотыкалась, ты молилась,
      И боги слышали твой крик,
      И ты чудесно превратилась
      В невнятно шепчущий тростник.

      Но он сломал твой стебель тонкий,
      Отверстье выдолбил в стволе.
      Твой стон печальный и негромкий
      Поведал небу и земле.


      * * *

      Теперь тебе не до смеха –
      Ты слишком увлекся ролью.
      Что было веселой потехой,
      Вдруг стало болью.
[13]
      Истомила тебя бессонница,
      И не радует вечер свежий.
      Мысль за мыслию гонится,
      Но глаза сияют все те же.

      Быть может, вы на крылечке
      Сидите в короткой юбке,
      А ваш друг пускает колечки
      Из черной трубки.

      Я знаю – вы очень строги,
      И ходить не следует мимо.
      Но что ж, если все дороги
      Приводят к Риму?

      Под наклоненными ветвями
      У церкви на кладбище мир,
      И ангельскими голосами
      Владыку восхваляет клир.

      Мои звучат иначе песни –
      Они не всходят к небесам,
      Они тяжелее и телесней,
      Чем этот чистый фимиам.
[14]
      Но не хочу уничтоженья
      Ни милых песен, ни чужих –
      Одно и то же вдохновенье
      Из хаоса воздвигло их.

      Мне сладко знать, что в этом мире
      Ничья не безответна весть,
      Что и моей незвучной лире
      В нем слабое отзвучье есть!
     
     
      СОЮЗНИКАМ
     
      1.
     
      В парижский салон неловко впустить
      Московских дикарей.
      А ведь очень скоро мы будем учить
      Вас, как глупых детей.
      Нет сладкозвучней русских стихов,
      Нет прекраснее северных дам,
      И за лазурь Средиземных берегов
      Я гранит Невы не отдам.
      Заболтает по-русски парижский франт
      И забудет родных Камен.
      В России в каждой деревне есть Кант
      И в каждом городе – Верлен.
[15]

      2. (*)

      Как найти подходящие слова, –
      Весна и восторг в груди.
      Впереди путеводной звездою Москва,
      А Волга уже позади.

      Мой милый край чудесно воскрес,
      Как природа после зимы.
      Мы в старой Москве созовем конгресс,
      И на нем будем только мы!

      И, смотря на ряды солдат,
      Увитых венком побед,
      Замолкнет ловкий дипломат,
      Если мы скажем "Нет".


      * * *

      Окончен день, как все, бесплодный,
      Но полный скуки и труда,
      И блещет первая звезда
      В струях реки широководной.

      Направо – серебро озер,
      Поля, холмы и перелески,
      А солнце в пурпуре и блеске
      Скрывается за гранью гор.
[16]
      Люблю твой равномерный лёт
      Над степью, зноем опаленной,
      И в тверди, заревом зажженной,
      Твой ослепительный заход!

      Не так ли я теперь влеком
      По дням бесцветным и случайным,
      Чтоб вспыхнуть заревным огнем,
      Как твой закат, необычайным.


      * * *

      Уже закат румянится.
      Понежусь у окошка.
      По тротуару пьяницы
      Шатаются с гармошкой.
      Веселости и удали
      Как много в песне этой!
      С ней рядом не причуда ли
      Терцины и сонеты?
      Нет, нынче мы в подвальчике
      Вином наполним кружки
      И заорем, как мальчики,
      Веселые частушки.
[17]

      * * *

      Ясное солнце юга
      Над сентябрем моим.
      Не ты ли это, подруга,
      Мне улыбнулась с ним?

      Не ты ли придешь прижаться
      Ко мне на закате дня,
      Чтобы со мной смеяться,
      Чтобы любить меня?
      Кружево золотое,
      Облачно над рекой.
      Ах, почему в такое
      Время ты не со мной?

      С быстротекущим летом
      Вернуться ко мне поспеши.
      Впрочем, разве поэтам
      Не все времена хороши?


      * * *

                                          "Бокалы пеним дружно мы
                                          И Девы-Розы пьем дыханье..."

                                        Пушкин. "Пир во время чумы".
      Пора стряхнуть с души усталой
      Тоски и страха тяжкий груз,
[18]
      Когда страна изгнанья стала
      Приютом благородных муз.
      Здесь вечно полон скифский кубок,
      Поэтов – словно певчих птиц!
      А сколько шелестящих юбок!
      Дразнящих талий, тонких лиц!
      От мира затворясь упрямо,
      Как от безжалостной зимы,
      Трагичный вызов Вальсингама,
      Целуясь, повторяем мы.
      А завтра тот, кто был так молод,
      Так дружно славим и любим,
      Штыком отточенным приколот,
      Свой мозг оставит мостовым.
      Омск. Ноябрь 1919г.


      * * *

      Сердце – горячая, алая рана,
      А я думал – оно мертво.
      Злая стрела золотого колчана
      Лукаво пронзила его.

      Серого меха вашей ротонды
      И маленьких пальцев, неслышного "Да"
      И вашей улыбки, как у Джоконды,
      Мне не забыть никогда.
[19]
      Мне хочется жизни, бесцельной и шумной,
      Без грез и усталого сна,
      Мне хочется петь, как Языков безумный,
      О чарах любви и вина.

      Забыть достиженья, паденья, ошибки,
      Лететь в темноту и гореть,
      И в жгучих лучах этой грешной улыбки,
      На миг засияв, умереть.

      1 августа 1919. Омск.


      * * *

      Но нежный лепет скрипки
      Опять уводит к Вам,
      К томительной улыбке,
      К рассеянным стихам.

      И мысль сверлит до боли,
      Что не умею жить,
      Что не хватает воли –
      Уйти или забыть...
      Терпи, покуда в силах.
      Так, верно, суждено:
      Объятья рук немилых,
      Отчаянье, вино.
[20]

      * * *

      Помнишь, Лена, первый вальс на бале?
      Мы кружились до потери сил,
      И архивны юноши сказали,
      Что тебя я, верно, покорил.
      Но бокалы до края напенив,
      Увели меня с собой друзья.
      Александр Иванович Тургенев,
      Улыбаясь, заменил меня.
      Как Алябьева, ты стала модной,
      Блеск ее тебя не затемнил,
      И певцы красавице холодной
      Отдавали стихотворный пыл.
      Как же, Лена, ты, которой в мире
      Грезились лишь вальсы и цветы,
      Хочешь кончить в ледяной Сибири
      Жизнь со мной средь горькой нищеты?
      Отказать тебе я не умею,
      Щемит грудь от счастья и тоски.
      Плачу и поцеловать не смею
      Слабо надушенные листки.

      1919 г.


      * * *

      Никак не привыкну к контрастам.
      Вчера холода стояли.
[21]
      А сегодня под настом
      Ручьи побежали...

      К концу недели, наверно,
      Станет тепло и сухо.
      В тревоге нервной
      Забьется о стекло муха.

      Хорошо расстаться с тулупом,
      С шапкой ушастой,
      Стать влюбленным, глупым...
      О, весна моя, здравствуй!...


      * * *

      Нет. Жизни раннего конца
      Я все-таки желать не смею.
      Вы улыбнулись мне с крыльца,
      И ветер обвевает шею.

      Скрипит подгнивший тротуар,
      Залаял пес на перекрестке,
      А розы в запертом киоске
      Глядят на проходящих пар.
      Смотрю на звезды и бреду
      Домой, мечтая о постели.
      Но сладкая усталость в теле,
      И кажется, я не дойду...
[22]
      Теряя дням бесплодным счет,
      Над песнями узду теряя,
      Засну на лавке у ворот,
      Улыбку вашу вспоминая...

      31 июля 1919 г.


      * * *

      Четыре года минули.
      Ушли и пришли враги,
      И снова мы в карауле,
      С винтовкой у ноги.

      Тогда чернели Карпаты,
      Теперь вдалеке Урал...
      Но так же поют солдаты
      Песню "Старый капрал".

      И девушка у колодца
      С высоким журавлем
      Тебе лукаво смеется,
      Позванивая ведром. (**)

      Пылит по дороге стадо,
      Мальчишка трещит бичем,
      И сладостная отрада –
      Не думать ни о чем.
[23]

      ПЛЕН     
      (Красноярское Рождество)

      Рождественскими вечерами
      Волнует всех ворожба,
      Вашими маленькими руками
      Как будто говорит судьба.
      Смотрю на карты в испуге –
      Они предвещают боль,
      Что-то твердит подруге
      Обо мне бубновый король.
      А дальше опять дорога
      С дружеским королем,
      Несчастий вытерпишь много,
      Но ждет тебя милый дом.
      Ах, только бы нам, скитальцам,
      Добраться до милых стен,
      Худеньким слабым пальцам
      В сладкий отдаться плен.
      Только б хватило силы
      Заново жизнь начать,
      А горя так много было,
      Нам ли его считать?

      7 января 1920 г.
[24]

      НА ЧАСАХ

      (Из посмертных стихотворений)

      Ночь проходит тревожно.
      Немного устал стоять.
      Но сегодня, очень возможно,
      Придётся стрелять.

      Завалились спать по берлогам.
      На город нависла мгла.
      Лишь бродит по звёздным дорогам
      Прожектора метла.

      Весело лают собаки
      На девушку в окне,
      И пьяный поёт во мраке
      О весёлой весне.

      Того не пугают пули,
      Кто изведал мёд земной;
      Хорошо, что хоть в карауле
      Ты дышишь милой весной.
[25]

      * * *

      Луна в волнах кружилась дымных,
      Сочилась сырость в полутьму.
      И ветер звал в суровых гимнах
      Свою любовницу – зиму.

      С трудом иду по вязкой грязи.
      Неясны мысли и грустны,
      Воспоминания без связи
      Плывут, как дым, вокруг луны.

      Деревья, зыблемые ветром,
      Протяжный испускают стон.
      А сердце воет диким метром
      С осенним ветром в унисон.


      * * *

      Для страданий, горших вдвое,
      Возвратил вас ад кромешный,
      О, святые и герои
      Нашей Руси многогрешной!

      Костыли и деревяшки,
      Ноют раны в день ненастный.
      Вы свершили подвиг тяжкий,
      И прекрасный, и напрасный.
[26]
      Тело немощно и хило,
      Только голос твёрже стали
      Говорить о днях печали,
      О сраженьях и могилах.

      А другой молчит, заплакав,
      Им взволнованный глубоко,
      Как Улисс в стране Феаков
      Слушал древле Демодока.

      Может быть, чрез ряд столетий
      И о вас расскажут дети,
      И поэт, Гомеру равный,
      Возвестит ваш подвиг славный.

      А пока – хвалите бога
      И за этот день осенний.
      Сладость жизни сей убогой
      Всех даров благословенней.


      * * *

      Урожай сберём хороший.
      Гнётся злак под тяжкой ношей
      В поле ржи.

      Уложи её серпами,
      Увяжи её снопами,
      Увяжи.
[27]
      Вечно жить тебе, родная, –
      Бог – обиженнаго края
      Верный щит.

      Отвратит он вражьи очи,
      Окружит их мглою ночи,
      Окружит.

      Дали. Зори. Край бескрайный.
      Верно будет урожайный
      Этот год.
     
      Меж болот и бездорожий
      Проведёт угодник Божий
      Мой народ.


      * * *

      Лето прибыльное, здравствуй!
      За весною плодородной
      Чую вновь призыв нечастый
      Песни легкой и свободной.

      Зиму всю они немели
      Под тяжелым темным снегом,
      Чтобы в благостном апреле
      Солнце дало жизнь побегам.

      И теперь шумящей нивой
[28]
      Зреют под лазурью ясной.
      Беззаботный и ленивый,
      Не теряй часов напрасно,

      Но почисти серп твой старый,
      Вымети прилежней гумна,
      Чтоб потек в твои амбары
      Зерен дождь золотошумный!


      * * *

      Всё те же длинныя прогулки
      Со спутниками и вдвоём,
      И поцелуи в переулке,
      И грохот экипажей гулкий
      За розовеющим окном.

      А попоздней, когда романсы
      Мечтательно поёт сестра,
      И бабушке свои пасьянсы
      Раскладывать придёт пора,

      Мы медленно сжимаем руки
      И длительно в глаза глядим,
      Как будто не было разлуки,
      И ревность, и ночныя муки –
      Растаявший мгновенно дым.
[29]
      И только бешенство заката
      Спокойно таявшаго дня
      Твердит, что близок час возврата,
      Что всё падёт, всё будет смято,
      Что это сердце из огня.


      * * *
     
      Разлука. Слово: "Ненадолго!"
      В руках измятые цветы,
      А через день наш дом и Волга,
      И только сон весенний – ты.
     
      Опять безумье вдохновенья
      И строгие мои труды –
      Стихов мучительные звенья
      И формул четкие ряды.
      Жизнь протекала между вами –
      Ручьи стихов и цепи числ,
      Чтоб полудетскими руками
      Ты в ней раскрыла тайный смысл.
     
      С моей мечтой так странно схожей
      Он жизнь пронзил как острый луч;
      Как формулы – он ясен тоже
      И, как поток стихов, – он жгуч!
      И я опять собьюсь, считая,
[30]
      И выроню перо из рук,
      Когда волна волос густая
      Мое лицо оденет вдруг.
     
     
      * * *
     
      Июльским – ах! – июльским жаром
      Дышали ночи наших встреч –
      И ты смогла одним ударом
      Их узел сладостный разсечь,
     
      Чтоб та стремительная сила,
      Что таяла в твоих руках,
      Струею яростной забила
      В моих раскованных стихах,
     
      Чтоб звезды в небосклоне ясном
      Сентябрьских ледяных ночей
      Дождем летели ярко-красным,
      Как сны о близости твоей.
     
     
      * * *
     
      Не предвидит сердце глупое
      Дня свиданья, дня разлуки.
      Разве гладил бы так скупо я
      Эти маленькия руки?
[31]
      Верю, всё ж тебе припомнятся
      Вечера шального мая,
      Лишь глаза опустишь, скромница,
      Наши встречи вспоминая,
     
      Как, твои колени трогая,
      Я пьянел, весной волнуем,
      Ты же улыбалась, строгая,
      Самым дерзким поцелуям.
     
     
      ПУТЬ ВО МРАКЕ
      (Дорога Омск-Красноярск.
      Январь-февраль 1920 г.)

                        В. М.Кремковой
      1
      Скорбно сложен ротик маленький.
      Вы молчите, взгляд потупя.
      Не идут к вам эти валенки,
      И неловки вы в тулупе.
     
      Да, теперь вы только беженка,
      И вас путь измучил долгий,
      А какой когда-то неженкой
      Были вы на милой Волге!
[32]
      Августовский вечер помните?
      Кажется, он наш последний.
      Мы болтали в вашей комнате,
      Вышивала мать в соседней.
     
      Даль была осенним золотом
      И багрянцем зорь повита,
      И чугунным тяжким молотом
      Кто-то грохотал сердито.
     
      Над притихнувшими долами
      Лился ядер дождь кровавый,
      И глухих пожаров полымя
      Разрасталось за заставой.
     
      Знали ль мы, что нам изгнание
      Жизнь-изменница сулила,
      Что печальное свидание
      Ждёт нас в стороне немилой?
     
      Вот мы снова между шпалами
      Бродим те же и не те же.
      Снег точёными кристаллами
      Никнет на румянец свежий.
     
      И опять венца багряного
      Розы вянут за вокзалом.
      Что ж, начать ли жизнь нам заново
      Иль забыться сном усталым?
[33]
      Сжат упрямо ротик маленький,
      Вы молчите, взгляд потупя...
      Не идут к вам эти валенки,
      И неловки вы в тулупе.
     
      2
      Стоят морозы.
      Глубокий снег.
      Обозы. Обозы. Обозы.
      Впереди – вереница телег.
      Побросали вещи,
      Тепло пешком.
      Ворона кричит зловеще.
      Чёрт с ней! Идём.
     
      3
      Из вагона прогнали
      Поляки.
      Плакала больная дама.
      Свободный тормоз во мраке
      Упрямо
      Искали.
      Душа захлёбывалась в злобе,
      Кровью налились виски.
      Завяз в сугробе,
      Промочил носки.
[34]
     
      4
      Смотрит унылым взглядом лошадь
      Из вагонной мглы,
      И весёлый жеребёнок всё хочет
      взъерошить
      Наши узлы.
      Господи, наконец-то едем,
      Всё равно куда!
      И нашим четвероногим соседям
      Нравится езда.
      Как мы замёрзли, поезд карауля!
      Как хорошо немного отдохнуть!
      Что ждёт нас завтра? Быть может, пуля
      Иль снова путь?
     
      5
      Мы приехали после взрыва.
      Опоздали лишь на день,
      А то погибнуть могли бы.
      Смерть усмехалась криво
      Из безглазых оконных впадин.
      И трупов замерзших глыбы
      Проносили неторопливо...
      Но мы равнодушны к смерти,
      Ежечасно ее встречая,
      И я, проходя, – поверьте –
[35]
      Думал только о чае.
      Добрели мы до семафора,
      Свободен путь, слава Богу.
      Ну, значит, – скоро
      Можно опять в дорогу.
     
      Ст. Тайга.
     
      6
                                                  А.Ш.
      В черной шапочке, с сумкой за плечами,
      Вы проходили месяц медовый.
      Едва поспевает за вами
      Муж решительный и суровый.
     
      Странно слышать такие простые
      И непривычные слова:
      " Я верю – Россия
      Еще жива".
     
      Пусть душа моя стала зверем
      И не ищет от травли спасения –
      Я верю, мы оба верим
      В воскресение.
     
      7
      Розовым румянцем перламутра
      Январское засмеялось утро.
[36]
      Смехом багряным смейся, заря, нам,
      Скитальцам по немилым странам,
      Чтоб несли мы горе покорней,
      Осужденные десницей горней.
     
      Встает, заря, твой розовый полог,
      И будет день и тяжек и долог,
      И будет грустно в сугробах снега
      До неизвестного брести ночлега.
     
      8
                                 Кн. Кур(акину)
      Носили воду в декапод
      Под дикой пулеметной травлей.
      Вы рассказали анекдот
      О вашем предке и о Павле.
     
      Не правда ль, странный разговор
      В снегу, под пулеметным лаем?
      Мы разошлись и не узнаем,
      Живем ли оба до сих пор.
     
      Но нас одна и та же связь
      С минувшим вяжет.
      А кто о нашей смерти, князь,
      На родине расскажет?
[37]
     
      9
      Тянутся лентой деревья,
      Морем уходят снега
      Грустные наши кочевья
      Кончат винтовки врага
     
      Или сыпные бациллы,
      Или надтреснутый лед...
      Вьюга зароет могилы
      И панихиды споет.
     
      Будет напев ее нежен,
      Мягкой – сугробная грудь.
      Слишком уж был безнадежен
      Тысячеверстный наш путь.
     
      Где поспокойней и глуше,
      Где не услышишь копыт,
      Наши усталые души
      Сладостный сон осенит.
     
      10
      Быть может, жива Россия,
      Но ты уже не жива.
      Смотрит в небеса пустые
      Маленькая голова.
      "Граждане, вы будете расстреляны
      Через час".
[38]
      И сверкнули пристальные щелины
      Злобных глаз.
      Алая змейка грудь схватила
      И исчезла, в снег упав.
      Все ушли, лишь собака выла,
      Нос задрав.
     
      11
      Довольно, больше идти не надо!
      Душа до дна пуста.
      Истерика, визгливая менада,
      Кричит в мои уста.
      Отчаянье тяжелым комом
      К душе прилипло.
      Но не хочу я бросить землю –
      И внемлю
      Звукам незнакомым
      От лиры хриплой.
      О, ты ли,
      Соловей Цитеры,
      Такие звуки
      Из собственной могилы
      В меняющиеся размеры
      Куешь, ломая руки?
      Давно ли
      Рубины зорь в спокойном небе
[39]
      Искали все мы?
      Теперь твой жребий –
      Стать криком боли
      Для тех, кто немы.
     
      12
      Мы жили в творческом тумане,
      Губители чужих наследий,
      Стихи чеканя
      Из меди.
      Но, все ограды руша,
      Мир входит к нам в двери.
      Больные выльем души
      В каком размере?
      На лиру мы воловью
      Натянем жилу,
      Чтоб звукам, вырванным из сердца с кровью,
      Хрипящую оставить силу.
      Они без форм. В них есть уродство
      Невыношенного созданья.
      Но их осветит благородство
      Страданья.
[40]
     
      ИЗ НЕДОПИСАННЫХ СТИХОВ Г. МАСЛОВА
     
      1
      Печаль позабыта, мы смотрим, скитальцы,
      В просторы ночной синевы.
      Касаются чьи-то прекрасные пальцы (***)
     
      * * *
      Бездумной моей головы.
      Ты не жил, быть может,
      И счастья ты не пил,
      И страсти не знал искони.
      Ничто не встревожит
      Остынувший пепел.
      Душа, отдохни!
[51]
     
      * * *
     
      И я покину край Сибири,
      Где музы, песни и вино,
      И был Георгий Маслов в мире,
      Иль не был – будет все равно.
[52]


(*) Уважаемый khebeb предоставил париант "Как найти подходящие слова" по публикации в "Вперед: фронтовая ежедневная газета" (Передвижная типография, редактор-издатель В.Г.Янчевецкий [aka советский писатель В.Г.Ян]). 1919. № 41. Суб. 26 апр. (13 апр.). С. 1.:


      НЕДОГОВОРЕННАЯ МЕЧТА

      Как найти подходящие слова, –
      Весна и восторг в груди!
      Впереди путеводной звездой Москва,
      А Волга уже позади.

      Мой милый край чудесно воскрес,
      Как природа после зимы.
      Мы в старой Москве созовем конгресс,
      И будем там только мы!..

      И смотря на стройные ряды солдат,
      Проходящих после побед,
      Замолкнет ловкий дипломат,
      Если мы скажем "нет".

(**) В первопубликации НшГ (№ 15, 04.09.1919): "позвякивая".
(***) Здесь разделение на два фрагмента  – явная опечатка, но так в тексте.


Tags: ,

(21 комментарий | Оставить комментарий)

Comments
 
[User Picture]
From:lucas_v_leyden
Date:Ноябрь 22, 2010 07:54 pm
(Link)
Какой он все-таки отличный! Приятно вспомнить и прочесть - не по делу, а просто так. Некоторые стихи показались мне незнакомыми - действительно составители могли использовать неизвестные источники текста?
[User Picture]
From:q_iber
Date:Ноябрь 24, 2010 09:09 am
(Link)
как минимум, в двух подборках (БЛ и ГМ) наличествуют текстуальные различия.
цикл "Путь во мраке" различается количеством включенных стихотворений (17 и 12, соответственно).
и т.д.

у нас была беседа на эту тему с уважаемым reweiv
http://reweiv.livejournal.com/249162.html?thread=51018#t51018

сразу покаюсь, я ошибочно счёл основного хранителя текстов Маслова А.И.Венедиктова иркутянином.
правда, я только повторил чью-то ошибку.
видимо, основанную на том, чтоА.И. был участником иркутской "Барки поэтов".
к счастью, комментарии Богомолова к дневнику Михаила Кузмина 22-го года развеяли это заблуждение :)

к сожалению, мне ничего неизвестно о судьбе архивов А.И. Венедиктова и Н.Я. Шестакова
(забавно, последний был одним из участников казанской "Провинциальной музы" :))

по поводу неиспользованных источников текстов Георгия Маслова сошлюсь также на печатно выраженное (в статье о Юрии Сопове) сожаление омича Виктора Винчела:
http://www.proza.ru/2004/02/20-140

"В “листе использования” документов, прикреплённых к каждому делу архива А. Сорокина (речь об архвиве омского писателя Антона Сорокина - q_iber), большое количество фамилий. Но, к сожалению, по-прежнему неизвестными для читателей остаются многочисленные автографы Л. Мартынова, Г. Маслова ..."
здесь перечисление завершим...

Ещё одним истоником могли бы быть прижизненные публикации Маслова в омской периодике.

В любом случае, отпраздновашее в этом году 10-летний юбилей единственное издание Георгия Маслова (если не считать раритетное тыняновское издание "Авроры"), можно было бы значительно пополнить.
[User Picture]
From:khebeb
Date:Январь 16, 2014 03:18 pm
(Link)
архив Венедиктова в РГАЛИ, но там нет ничего из того, что нам хотелось бы... Ни омского, ни иркутского периодов, а от ленинградского лишь "Поморские островитяне" с инскриптом Кузмину.
Где-то это всё в другом месте
[User Picture]
From:q_iber
Date:Январь 17, 2014 10:55 pm
(Link)
Кстати, попадалась мне информация, что есть полностью подготовленная к печати книга Георгия Маслова. Подготовила её ещё в 2011-м году филолог Софья Игнатьевна Богатырёва. Кстати, дочь Александра Ивича (И.И. Бернштейна), того самого, что издал "Аврору" в 1922-м году. Т.е. у Богатырёвой, возможно, ещё от отца какие-то либо архивы, либо сведения об их местонахождении сохранились. Живёт она в Денвере, штат Колорадо. Когда я её гуглил, нашёл в соцсетях, в одноклассниках. Общаться не пытался, правда. Поскольку по изданию ничего конкретного предложить не могу. Но, поскольку Вы располагаете текстами Маслова из омской периодики - даже и это, полагаю, могло бы её заинтересовать, как минимум.
[User Picture]
From:q_iber
Date:Ноябрь 24, 2010 10:50 am

П.С.

(Link)
архив Н.Я. Шестакова есть в Алатырском краеведческом музее

"В музее находятся фонды... <...> ...драматурга Н. Я. Шестакова".
http://www.rusarchives.ru/muslib/muslib_rf/chyvr3.shtml
[User Picture]
From:lucas_v_leyden
Date:Ноябрь 24, 2010 08:36 pm

Re: П.С.

(Link)
Доберется ли кто-нибудь когда-нибудь из интересующихся этой проблематикой лиц до Алатырского краеведческого музея?... Я сейчас перечитываю дневники Эйдельмана и ужасно (среди прочего) восхищаюсь, до чего он был легок на подъем: то летит в архив в Омске, то читает бумаги в Иркутске и т.д.
У Виктора Кудрявцева (который упоминается в той беседе о Маслове) могу спросить про источники текста, мы хорошо знакомы, а он еще и приезжает в Москву на следующей неделе.
[User Picture]
From:q_iber
Date:Ноябрь 24, 2010 09:11 pm

Re: П.С.

(Link)
Передайте благодарность Виктору Васильевичу за интересные антологии и сожаления по поводу того, что не все выходят в объёме и виде, как задуманными составителем :(

С нетерпением буду ждать информации об источниках масловских текстов.

Если не затруднит, поинтересуйтесь пожалуйста и о источниках текстов Николая Шестакова и Александра Венедиктова всё в той же кудрявцевской "Белой Лире".
У того и другого там по одному "белогвардейскому" стихотворению с условной датировкой 1919-м годом.
[User Picture]
From:lucas_v_leyden
Date:Декабрь 21, 2010 09:56 pm

Re: П.С.

(Link)
Спросил. Вот выдержка из ответного письма:

"Гражданская война" Н. Шестакова печаталась по "Нашей газете". Омск.1919, №11;"Кольцо" Г. Маслова - по этому же изданию, №54.
"Родина" Г. Маслова взята из омской газеты "Заря" за 1 полугодие 1919 г., "В Москву" Венедиктова - из омской газеты "Сибирская речь" за 1919 г.
[User Picture]
From:q_iber
Date:Декабрь 22, 2010 12:10 am

Re: П.С.

(Link)
Большое спасибо за хлопоты и уточнения!

Значит, нашло подтверждение первоначальное предположение об "омских источниках"...

Я на днях перечитывал воспоминания о Маслове Леонида Мартынова ("Пушкинист и футурист", <1982> ).
В них есть цитата из "Кольца". Разумеется, с негодующими авторскими ремарками.
И, что ещё интереснее, цитаты из нескольких текстов, отсутствующих в сетевых публикациях уважаемого reweiv
[User Picture]
From:q_iber
Date:Декабрь 23, 2010 10:06 am

Re: П.С.

(Link)
и осталась ещё одна жгучая загадка - разночтения в публикациях цикла "Путь во мраке" :)
[User Picture]
From:reweiv
Date:Ноябрь 24, 2010 03:34 pm
(Link)
Да, очень хорош))) В публикациях ДиН было не все, что вошло в книжку, так что в сети оно впервые. Текстуальные отличия в вариантах некоторых стихотворений по сравнению с БЛ довольно значительны, редакторской правкой не объяснить. А циклы «Путь во мраке» отличаются не только количеством ст-ий, но и сильно не рознятся по составу (я выложил рядом публикацию в БЛ). К сожалению, ни в ДиН, ни в ГН ни составитель, ни источник текста не указан. Возможно, это автор предисловия к одной из публикаций, Алла Гелих, я попробую выяснить. Вижу, q_iber Вам ответил, а я как раз хотел направить Вас к нему, см. также его комментарии здесь:
http://reweiv.livejournal.com/249162.html
[User Picture]
From:lucas_v_leyden
Date:Ноябрь 24, 2010 08:38 pm
(Link)
Ага, посмотрел и кругом обчитал - очень интересно! Богата все-таки наша поэзия (или бедна филология), раз автор такого уровня до такой степени неизучен и ненапечатан.
[User Picture]
From:reweiv
Date:Ноябрь 25, 2010 07:19 pm
(Link)
Я вот подумал закинуть удочку, ведь Вам, возможно, знакомы архивы, помянутые в РП3, много ли там неопубликованного?
[User Picture]
From:lucas_v_leyden
Date:Ноябрь 25, 2010 09:07 pm
(Link)
Я вспомнил вдруг, что какое-то время назад слышал, что готовится полное собрание его стихотворений... Попробую узнать подробнее: если это так, то и архивные источники искать ни к чему, а вот если нет - обязательно сделаю:)
[User Picture]
From:reweiv
Date:Декабрь 3, 2010 09:44 pm
(Link)
Я вспомнил вдруг, что какое-то время назад слышал, что готовится полное собрание его стихотворений... Попробую узнать подробнее: если это так, то и архивные источники искать ни к чему, а вот если нет – обязательно сделаю:)
Замечательная новость, если она, конечно, подтвердиться. К сожалению, за редкими исключениями, издания последних лет, даже полные, отнюдь не снимают вопросы к архиву, а часто только порождают новые. К примеру, в только что вышедшем ЕЛ, уважаемый составитель, к сожалению, так и не упомянул, все ли известные его стихи вошли в книгу, да и выбор варианта редакции не бесспорен, хотя, казалось бы, почему не добавить пару лишних страничек и не показать позднейшую авторскую правку… Но тут мы возвращаемся к вопросу о необходимой полноте подобных изданий, а я все не соберусь изложить все свои аргументы (типа того, что до следующей публикации мы можем и не дожить, и, оставляя что-то в архиве для будущего публикатора, Вы лишаете возможности полноценно работать с книгой гораздо большее число специалистов и т.п.), хотя часть из них Вы можете прочитать здесь
[User Picture]
From:lucas_v_leyden
Date:Декабрь 5, 2010 07:09 pm
(Link)
Насчет ЕЛ - да, найдя и купив его после довольно долгой погони по магазинам, я тоже обратил внимание на отступление от принципа последней авторской воли с мотивировкой, что эти-то изменения точно сделаны по причинам цензурного характера... ну да ничего, все равно книжка классная.
А что касается полноты/неполноты - все-таки не соглашусь с Вами; мне кажется, что оставить немножко будущим исследователям всегда нужно - иначе никто заниматься не будет больше этим героем. Вот имеем мы исчерпывающее собрание Муни, полного Тинякова и т.д. - называю только особо любимых мною авторов. Ну и как-то грустно немного от этого, вроде все сделано, теперь только читать. Не знаю, в общем, как правильно.
[User Picture]
From:reweiv
Date:Декабрь 3, 2010 09:45 pm
(Link)
[User Picture]
From:q_iber
Date:Ноябрь 23, 2010 06:28 pm
(Link)
Премного благодарен!
[User Picture]
From:khebeb
Date:Январь 17, 2015 06:41 pm
(Link)
(***) Здесь разделение на два фрагмента – явная опечатка, но так в тексте.
У Струве это называется "Отрывки" (Струве Г. К истории русской поэзии 1910-х - начала 1920-х годов. Berkeley: Berkeley Slavic specialties, 1979. С. 164), их два под общим № 20, из них "1." начинается с "Печаль позабыта, мы смотрим, скитальцы", но он короткий (не помню, сколько, но строк пять, не больше, если не три); а "2." - это "И я покину край Сибири..."
Струве комментирует их так:
"Первый из этих отрывков был записан по памяти (может быть, не вполне точно) той уже упоминавшейся мною знакомой Г.В. Маслова и товаркой его жены по Высшим Женским Курсам, которая поделилась со мной своими воспоминаниями о Г.В. и Е.М. Она помнила наизусть многие строки из «Авроры», но иногда делала в них и ошибки. Из какого стихотворения были эти строки, она не могла вспомнить, как не могла и припомнить в каком дальневосточном журнале оно было напечатано. Второй отрывок цитировался в уже упомянутой статье П. Комарова" (Ибид. С. 176).
Там же (с. 176-177), чтоб дважды не постить:
Кроме того, в № 2 журнала «Рудин» за 1915 г. на стр. 2 было напечатано стихотворение за подписью А. Маслова. Была ли это опечатка в инициале или сознательная мистификация, или же стихотворение не принадлежало Г.В. Маслову (оно в некоторых отношениях не очень похоже на другие его стихи), остается неизвестным. Ни о каком другом Маслове, писавшем стихи в то время, мы не знаем. Покойный В.А. Злобин, по-видимому, считал это стихотворение принадлежащим Г.В. Маслову и в одном письме приводил мне по памяти первые четыре строки его (других он, по его словам, не помнил). На всякий случай мы даем его в примечаниях. Вот оно:

МАДРИГАЛ

Нет, не поверю я! Такое безобразье
Не может быть само: наверно рождена
Была ты мерзостной и беззаконной связью,
И брата и сестры здесь тайная вина.

За впадины грудей, за острые колени.
За неподвижный взор, за выпуклость ушей
Должны разбойничать десятки поколений,
Насиловать старух и убивать детей.

Должно быть, предок твой, под старость разуверясь
В загробном торжестве и благости небес,
Днем проповедовал кощунственную ересь.
А ночью совершал обряды черных месс.

И вот из этой мглы, из пены ядовитой,
Затмив своим лицом насилье и порок,
Ты вышла на берег — вторая Афродита.
Прекрасного стебля достойнейший цветок.

[User Picture]
From:reweiv
Date:Январь 20, 2015 01:22 am
(Link)
Спасибо! Очень интересные материалы, а "Мадригал" мощный. Нашел, что Злобин читал отрывок из него Иваску:
http://magazines.russ.ru/nlo/2002/58/akmeiz.html
Богомолов, кажется, в авторстве Маслова не сомневается.
Наверное, перенесу его в пятую часть, но пусть и тут останется.
(Книги буду отправлять в субботу, думаю, раньше вряд ли получится.)
(Удалённый комментарий)
[User Picture]
From:reweiv
Date:Январь 22, 2015 07:35 pm
(Link)
Идея, конечно, хорошая, но я бы не взялся, хотя, чем могу, всегда готов.
Разработано LiveJournal.com